Намибия (2007)
В Намибию захотелось три года назад, когда впервые увидели фотографии красных дюн. Появление на свет малышей и планы других путешествий надолго отодвинули посещение этой африканской страны.



Не все заказанные еще в декабре через Amazon книги и карты успели прийти к середине марта — нет в наличии: пришлось от них отказаться. При планировании и позже в поездке пользовались Chris McIntyre’s Namibia (The Bradt travel guide) и Lizzie Williams’s Namibia (Footprint), обе оказались полезными. Хороших карт купить не удалось, при планировании работали с привезенной знакомыми из поездки по Намибии. Потрепанная в путешествии карта оказалась весьма подробной, все боялись, что рассыпется у нас в руках. В прокатной конторе нам вручили такую же, заказать ее можно в TASA (Tours & Safari Association). Полезными оказались и путевые заметки, найденные в Интернете, и сайт  по Африке.

Подготовка

Намибия — большая страна (площадь — 824 000 км2, больше чем Франция и Италия вместе взятые), расстояния немаленькие, за пару недель всю не посмотришь. Решили отказаться от Fish River Canyon на юге страны и от крайнего севера страны — влажного и густонаселенного.

Стал складываться маршрут: Windhoek — Sossusvlei — Skeleton Coast — Etosha NP… Хотелось также посмотреть Khaudom GR, но путешествовать по нему разрешено только на внедорожниках конвоем из двух машин. Необходимо иметь запас воды и продовольствия не менее чем на 3 дня. Ни в парке, ни в его окрестностях горючего нет, при езде по песку на низких передачах расход топлива возрастает в 2—3 раза, поэтому его тоже нужно брать с запасом.

Кого бы пригласить в такое путешествие? Кому-то некогда, кому-то дорого, кто-то не любит путешествовать на машине... Мы уже были близки к тому, чтобы отказаться от Khaudom... И вдруг на работе разговор случайно заходит об отпусках, и Володя, мой коллега, говорит, что уже не первый год мечтает о Намибии.

Мы раньше никогда не путешествовали в компании и испытывали определенные сомнения, что из этого выйдет. Но соблазн забраться в настоящую глухомань пересилил эти опасения, и вот мы вместе собираемся в Намибию. Концовка маршрута получилась: Etosha NP — Khaudom GR — Windhoek.

Обратились в «Перемену», зная их любовь к Африке. За четыре раунда переговоров с африканскими партнерами поменяли и тип автомобиля («паркетник» на внедорожник: Nissan X‑Trail на Toyota Land Cruiser) и некоторые отели.

На севере Намибии можно заразиться малярией, поэтому следующей непростой задачей было купить malarone, который в России не зарегистрирован и  поэтому не продается. К прошлой поездке в Африку мы его купили в аптеке Цюрихского аэропорта. На этот раз мы в Швейцарию не собирались. И мы, и наши спутники озадачили всех знакомых, кто летел в Москву с пересадками... Удача, за неделю до вылета malarone в Москве!

В надежде на настоящие 4х4-приключения взяли с собой динамическую стропу, надувной домкрат, компрессор, лопатку, GPS. Мобильная связь в Намибии работает далеко не везде, из спутниковых систем действует только Iridium, взяли напрокат телефон.

14 апреля, суббота

Из Шереметьево вылетели рейсом Аэрофлота. Во Франкфурте встретили наших спутников, прибывших другим рейсом, выпили немецкого пива, — и на самолет Air Namibia на Windhoek. Эмблема авиакомпании напоминает знак Lufthansa, но вместо гуся фламинго.

15 апреля, воскресенье

Усталые после ночного перелета выходим из самолета, стоящего на краю летного поля. Ни автобуса, ни тем более, «трубы» нет, идем пешком к зданию Windhoek International Airport. Не жарко, приятно освежает легкий ветерок, чем‑то похоже на Гавайи.

Windhoek International Airport
Windhoek International Airport
Штамп в паспорте, встречающие представители принимающей турфирмы и прокатной конторы. Нам вручили красивые папки с ежедневным расписанием, подробным описанием, куда и как ехать, ваучерами и списком телефонов всех отелей.

Погрузив багаж в маленький пикап, сами уселись в Land Cruiser — одну из двух забронированных машин, багажник которой забит лагерным имуществом. Машина оказалась с дизелем, ручной коробкой и баком объемом 190 л.

Через полчаса мы в конторе, где получили вторую машину — тоже Land Cruiser, но поменьше, с АКПП, стандартным баком объемом 90 л и бензиновым двигателем. Володя, привыкший в Москве к автоматике, ее и выбрал, к ней в комплект взяли пару 20-литровых канистр для бензина.

К каждой машине прилагалось по комплекту бивачного снаряжения и по 2 запасных колеса.

Посетили супермаркет, где сделали запасы воды и продовольствия. Ни вина, ни пива купить не удалось — по воскресеньям напитки не продают.

Windhoek Country Club Resort нашли не сразу, он находится за пределами имевшейся у нас карты, но язык до Киева доведет, тем более в стране, где говорят по-английски. С интересом выяснили, что светофор — это robot… Погуляли немного по огромной территории отеля, в шестом часу стало темнеть, и мы отправились отсыпаться после перелета.

16 апреля, понедельник

Загрузили машины, позавтракали, залили полные баки горючего и в 7:00 по асфальтированной дороге С26 двинулись на юг. Асфальт вскоре закончился, но хорошо укатанный гравий позволяет спокойно идти 120 км/ч. Дорога пустынна, встречные машины попадаются нечасто. Сухая степь с растущими кое-где раскидистыми акациями (Camel thorn, Acacia erioloba), где среди коров, лошадей и ослов пасутся kudu (Tragelaphus strepsiceros). Глупые цесарки (Helmeted guineafowl, Numida meleagris) норовят попасть под колеса.

Акация (Camel thorn, <i>Acacia erioloba</i>)
Акация (Camel thorn, Acacia erioloba)
Бабуины (Chacma baboon, <i>Papio cynocephalus ursinus</i>) форсируют шоссе*
Бабуины (Chacma baboon, Papio cynocephalus ursinus) форсируют шоссе*

Неожиданно около дороги увидели стаю бабуинов (Chacma baboon, Papio cynocephalus ursinus). Остановились сфотографировать, но умные животные скрылись в кустах, обошли нас и через несколько сот метров пересекли дорогу... На деревьях и верхушках столбов настоящие стога сена — гнезда ткачиков (Sociable weaver, Philetairus socius).

Гнезда ткачиков (Sociable weaver, <i>Philetairus socius</i>)*
Гнезда ткачиков (Sociable weaver, Philetairus socius)*
Страусы (Common ostrich, <i>Struthio camelus</i>)
Страусы (Common ostrich, Struthio camelus)

Решив поехать коротким путем по третьестепенным дорогам через хребет Rantberge, свернули на D1265, через 29 км — на D1261, еще через 23 км — на D1275. Дорога ведет через Spreetshoogte Paß (так на карте; сказывается немецкое прошлое!), спуск довольно крутой, на нескольких участках гравий сменяется тротуарной плиткой! Местность становится более пустынной, хотя попадаются фермы, где разводят цесарок. Встретили первых страусов (Common ostrich, Struthio camelus) и маленьких антилоп (Springbok, Antidorcas marsupialis).

Вид со Spreetshoogte Paß на запад
Вид со Spreetshoogte Paß на запад
Первые дюны
Первые дюны

Свернули на юг на С14, через 9 км доехали до Solitaire, где заправили машины и запаслись южноафриканским вином, пивом Castle и сидром. Тут же резвятся земляные белки (Southern ground squirrel, Xerus inauris). Из городка снова на юг, но уже по С19. Через 72 км свернули на С27, которая вскоре привела нас в Sesriem, где и находятся запирающиеся на ночь ворота в Sossusvlei. Нам туда завтра утром, а пока еще 60 км пути до гостиницы.

Въехали в NamibRand Nature Reserve. В рамках частного некоммерческого проекта на месте скотоводческих ферм и негодных для пастбищ земель был создан огромный заповедник (1722 км2). Проект финансируется в основном за счет туризма и пожертвований. Вот и указатель на наш Sossusvlei Mountain Lodge, ворота, за которыми все та же пустыня, короткий подъем — и мы на месте.

Sossusvlei Mountain Lodge
Sossusvlei Mountain Lodge
Наш номер
Наш номер

Нужно обладать немалым воображением, чтобы построить на склоне горушки, на краю пустыни, люксовый отель... Впечатляет!

Нас встречают с теплыми влажными полотенцами — приятно стереть пот и дорожную пыль! Ледяной джин-тоник, пока относят вещи... Номера представляют собой отдельные каменные строения округлой формы с кондиционером, камином, верандой и душем на свежем воздухе. Их всего 10, то есть гостей — 20, не считая детей.

Купание с видом на пусттыню
Купание с видом на пусттыню
Springbok (<i>Antidorcas marsupialis</i>)
Springbok (Antidorcas marsupialis)

После ланча расслабились в бассейне с видом на пустыню. Вкусы разделились: мы старались спрятаться от солнца, чтобы не обгореть, наши же спутники решили вернуться в Москву с африканским загаром.

Сернобык (Oryx, <i>Oryx gazella</i>)
Сернобык (Oryx, Oryx gazella)
Зебры (Plains zebra, <i>Equus burchllii</i>)
Зебры (Plains zebra, Equus burchllii)

В 16:00 — вечерний game drive. В этих местах можно встретить и жирафа, и гиену, но это случается нечасто.

Фотоохота
Фотоохота
На привале
На привале

Здесь и там уже знакомые нам springbok, и крупные, под 200 кг, сернобыки (Oryx, Oryx gazella), рыжеватые от красной почвы зебры (Plains zebra, Equus burchellii), дрофы (Karoo korhaan, Eupodotis vigorsii).

Как хорошо спится в пустыне!

17 апреля, вторник

Ранний выезд, приехали за 10 минут до открытия ворот в Sossusvlei, у входа небольшая очередь. В 6:00 ворота распахнулись, черные клерки никуда не торопятся, им плевать, что люди хотят увидеть дюны при утреннем освещении....

Красные дюны Sossusvlei
Красные дюны Sossusvlei
Красные дюны Sossusvlei
Красные дюны Sossusvlei

И это желание легко объяснимо: и дымки еще нет, и замечательный контраст между красными подсвеченными и почти черными затененными склонами, и ходить не жарко... А дневные знойные виды никуда не убегут — весь день впереди!

По долине высохшей Tsauchab River проложена асфальтированная дорога, справа — красные дюны, слева — темные горы. Несколько фотоостановок. Высокие сухие злаки (Stipagrostis sabulicola) отбрасывают длинные тени, их желтизна замечательно контрастирует с краснотой песков.

<i>Stiragrostis sabulicola</i>
Stiragrostis sabulicola
Высокие травы
Высокие травы

Это растение может расти на подвижных участках дюн, преодолевая нанос песка толщиной несколько метров в год. Вот мы и на парковке для легковых машин, дальше только внедорожники. Решили ехать на нашей машине, вторая показалась ненадежной...

Пески Sossusvlei
Пески Sossusvlei
Красные дюны Sossusvlei
Красные дюны Sossusvlei

Глубокий песок позволяет идти то на второй, то на первой передаче. Фотоостановка, и тронуться смогли только на понижающей... Sossuvlei — это долина, огражденная красными дюнами. Сюда раз в несколько лет после сильных дождей в Naukluft Mountains приносит воду Tsauchab River, затапливая низину полностью.

Красные дюны Sossusvlei
Красные дюны Sossusvlei
Красные дюны Sossusvlei
Красные дюны Sossusvlei

Под толщей песка вода сочится и в остальное время, давая жизнь растениям и животным. Вдоль высохшего русла растут акации, встречаются очень старые деревья и разные колючки. Доехали до парковки 4х4 и пошли вверх на дюну № 45, откуда открываются замечательные виды. На красном песке следы птиц и жуков, которые бегают с невероятной скоростью и так же быстро зарываются в песок при опасности. Ветер метет песок и слегка освежает.

На гребне дюны
На гребне дюны
На гребне дюны
На гребне дюны

Спустились направо — в низину, покрытую засохшим илом. Под ногами мелькают ящерицы, здесь и там стоят удивительной формы мертвые деревья. Неожиданностью оказалось встретить в этом царстве песка кусты дурмана (Devil’s apple, Datura inoxia) — он родом из Америки, завезен в Африку как декоративное растение. Скорее всего, его семена сюда занесли потоки воды во время наводнения.

Sossusvlei
Sossusvlei
Sossusvlei
Sossusvlei

Вернулись к машине, перекусили в тени акаций. Остатки льда положили на каменный стол — он таял к восторгу воробьев (Cape sparrow, Passer melanurus) и симпатичных желтых птичек — ткачиков (Red-headed weaver, Anaplectes rubriceps), слетевшихся на нежданный водопой. Было удивительно увидеть здесь последних: они живут в лесистой местности севернее, но красный клюв не оставляет сомнений в их видовой принадлежности. Подоспевшая мышка не только напилась, но и приняла освежающий душ под стекающей со стола струйкой.

Цветущий дурман (Devil's apple, <i>Datura inoxia</i>)
Цветущий дурман (Devil's apple, Datura inoxia)
Нежданный водопой
Нежданный водопой

Солнце уже высоко, дюны без теней выглядят совсем по-другому. Даже непривычного вида белогрудые вороны (Pied crow, Carvus albus) укрылись в тени немногих деревьев.

Красные дюны Sossusvlei
Красные дюны Sossusvlei
Красные дюны Sossusvlei
Красные дюны Sossusvlei

Ланч, бассейн, культурная программа. Минут за 15 доехали до жердяного сарайчика, где хранятся квадрациклы, на которых нам и предстояло кататься по пескам. Зоркий гид заметил под акацией неподалеку от «гаража» сидящую на земле совку-сплюшку (African scops-owl, Otus senegalensis).

Совка-сплюшка (African scops-owl, <i>Otus senegalensis</i>)
Совка-сплюшка (African scops-owl, Otus senegalensis)
Красные пески
Красные пески

Вечернее освещение, красные дюны с сухими злаками удивительно хороши. Покатались в удовольствие, хоть и пришлось повернуть назад раньше времени — дамы не справились с крутыми песчаными подъемами...

Красные пески
Красные пески
Вечернее освещение
Вечернее освещение

Вечером собрался сфотографировать Венеру, но не тут-то было! На веранду выбежал скорпион, пришлось отгонять его штативом. Противная тварь убежала, но вскоре вернулась, и тут на него из темноты бросился геккон. Мгновение — и добыча в зубах!

Удачная охота
Удачная охота
Ужин
Ужин

Скорпион еще долго шевелился в сомкнутых челюстях ящерицы. Когда мы вернулись с ужина, геккон уже завершил свой, он сидел почти на том же месте с сильно раздувшимся брюхом.

18 апреля, среда

Утром заехали в Sesriem Canyon, относительно которого были сомнения, стоит ли туда ездить... Стоит! Каньон глубиной до 30 м прорезан Tsauchab River в толще конгломерата из черной гальки, сцементированной то ли глиной, то ли гипсом. Подобного раньше видеть не доводилось.

Sesriem Canyon
Sesriem Canyon
Sesriem Canyon
Sesriem Canyon

Под многочисленными карнизами гнезда птиц и летучих мышей, стволы деревьев вмурованы в стены, похоже поток промыл старые речные отложения. На дне и старые деревья, и молодая поросль, и замечательные в этой пустынной местности желтые цветы (Devil’s thorn, Tribulus terrestris)... В верховьях каньона вода, к которой ведут следы антилоп.

Devil's thorn (<i>Tribulus terrestris</i>)
Devil's thorn (Tribulus terrestris)
Sesriem Canyon
Sesriem Canyon
Вмурованные стволы
Вмурованные стволы

Наша цель — Swakopmund, промежуточная остановка в Solitaire. Приехали, заправились, освежились ледяным пивом, пополнили его запасы...

Земляная белка (Southern ground squirrel, <i>Xenus inauris</i>)
Земляная белка (Southern ground squirrel, Xenus inauris)
Наших спутников все нет! Ну не могли же они отстать на целых 20 минут за каких‑то 80 км хорошей дороги! Что-то случилось. Повернули обратно. Машем встречной машине. Дороги безлюдны, люди охотно останавливаются — вдруг нужна помощь. Спрашиваем про белый Land Cruiser, нет, не видели, хотя едут от Sesriem. Удивительно, ведь мы там и расстались!

Еще десяток километров, машина на обочине — нашлись! Оказалось, машина сломалась прямо на выезде из поселка, попытка связаться с нами по радио не увенчалась успехом, хоть мы и были в пределах видимости. Отвалился амортизатор, что нельзя объяснить ничем, кроме плохой работы автомеханика. Ребята на бензоколонке закрепили амортизатор куском проволоки и подсказали, где находится ближайший сервис. К счастью, совсем недалеко. Работа заняла каких-то 20 минут, но по пути в баке закончилось топливо. За дозаправкой из канистры мы их и застали.

Уже поднадоевший Solitaire, и мы, наконец-то, движемся вперед. Белоснежная гравийка, солнце уже высоко, и занятно видеть отражения редких встречных машин в «воде на асфальте».

Тропик Козерога
Тропик Козерога
Высохшая Kuiseb River
Высохшая Kuiseb River

Пересекаем Тропик Козерога, местность все более пустынная, кроме страусов никого не видно. Gaub Paß не привлек нашего внимания, Kuiseb Paß же — почти оазис, даже акации в русле одноименной реки (воды в это время года нет).

Дальше на запад путь идет по бескрайней безжизненной пустыне, температура за бортом уже 37 °С! Из известных нам пустынь мертвее только чилийская Atacama.

Вдруг появляется асфальт, да еще со свежей разметкой, через него струится песчаная поземка. Вокруг высокие дюны, среди которых ЛЭП кажется чем-то нереальным. Температура резко падает, неожиданно появляются пальмы на обочинах, и мы оказываемся в Walvis Bay — одном из немногих портов на этом бесприютном побережье.

К морю
К морю
Фламинго (Greater flamingo, <i>Phoenicopterus ruber<i>)
Фламинго (Greater flamingo, Phoenicopterus ruber)

Вместо ожидавшейся нами колонии фламинго (Greater flamingo, Phoenicopterus ruber) всего несколько птиц-подростков с еще белым оперением. Зато порадовал морской котик (Cape fur seal, Arctocephalus pusillus), который старательно нам позировал. Полчаса езды по асфальтированной В2 до Swakopmund, перед самым въездом в город — унесенное в прошлом году штормом из Walvis Bay и выброшенное на камни рыболовное судно «Kolmanskop» (34 м, 341 т), о которое разбивается океанский прибой.

Дорога на Swakopmund
Дорога на Swakopmund
«Kolmanskop»
«Kolmanskop»

В 1892 г. в устье Swakop River был основан первый в Германской Юго-Западной Африке порт. Отсюда и название Swakopmund (mund — устье). Это было едва ли не единственное пригодное для строительства место. Наличие пресной воды было также очень важно в этой пустынной местности. Сейчас это симпатичный курортный городок с отелями, ресторанами и сувенирными магазинами.

Остановились в Hansa Hotel, где на ужин были отменные местные устрицы.

19 апреля, четверг

На север от Swakopmund ведет С34 — солянáя дорога. Эта уникальная технология дорожного строительства была найдена случайно.

Утренний Swakopmund
Утренний Swakopmund
В 1940-х годах труднопроходимые песчаные участки грунтовой дороги от соляных копей к Walvis Bay стали мостить тем, что было под рукой — отвалами этих копей, представлявшими собой смесь соли и глины. Под воздействием туманов с Атлантического океана грунт цементировался, колеса грузовиков уплотняли его. Использовался также соляной концентрат — отход, возникающий при очистке соли. Его грузовики везли обратным рейсом из Walvis Bay.

В 1950-х годах технология была стандартизована, создана соответствующая техника “Salt Maintenance Unit, SMU 1” и начато строительство соляных магистралей. Сегодня их в Намибии 228 км, широких и ровных. Замечательное покрытие: идешь как по асфальту 120—140 км/ч, и никакой пыли за кормой... Один недостаток, во время сильных туманов оно становится скользким. С интересом отметили эффект «водяного неба»: повороты темной дороги в белых песках отражаются в туманном небе.

Cape Cross
Cape Cross
Лежбище котиков
Лежбище котиков

В Hentiesbaai долили в баки горючего — и дальше на север. Свернули на Cape Cross, известный своей огромной колонией морских котиков: от 80 000 до 250 000 во время появления потомства (ноябрь—декабрь). Название мысу дал крест, установленный в 1485 г. португальским мореплавателем Diego Cão, высадившимся на этот безлюдный берег. Надпись на кресте гласит: «В 6684 году от Сотворения мира, в 1484 году от Рождества Христова по повелению блистательного короля Жуана II этот знак был установлен Diego Cão рыцарем его двора». Это была самая южная точка (S21°46′20″), достигнутая к тому времени европейцами, здесь же находится его могила.

Оригинал креста был вывезен в 1893 г. в Океанографический музей в Берлине, копия креста была поставлена на том же месте в 1974 г.

Морской котик (Cape fur seal, <i>Arctocephalus pusillus</i>)*
Морской котик (Cape fur seal, Arctocephalus pusillus)*
Сосунок
Сосунок

Берег каменистый, животные то греются на солнце, изредка почесываясь, то спешат к воде и ныряют в волны, то выныривают из воды и выпрыгивают на берег... Много детенышей, занятно смотреть, как они сосут молоко.

Шакал (Black-backed jackal, <i>Canis mesomelas</i>)*
Шакал (Black-backed jackal, Canis mesomelas)*
Среди тысяч тюленей бродит шакал (Black-backed jackal, Canis mesomelas) в надежде чем-нибудь поживиться. С моря дует устойчивый ветер, несмотря на это запах весьма сильный, но не противный, а как у воблы...

Skeleton Coast получил свое мрачное название в 1933 г. с легкой руки журналиста Sam Davis — участника спасательной экспедиции, безуспешно пытавшейся найти Carl Nauer — авиатора, пропавшего по пути из Кейптауна в Лондон.

От холодного циркумполярного течения ответвляется и уходит на север вдоль западного побережья Африки Benguela Current. Бóльшую часть года ветер дует с материка, отгоняя поверхностный слой теплой воды, что позволяет подниматься к поверхности холодным водам Антарктики (upwelling), принося с собой растворенные биогенные элементы. Как следствие, в океане бурный рост фитопланктона, и далее — зоопланктон, рыбы, морские птицы, тюлени, киты... Другое следствие — сильные туманы.

Туманы и течения были причиной многих кораблекрушений в этих местах. Уцелевшие мореплаватели имели немного шансов выжить в этой безводной ненаселенной местности. На десятки километров в глубь материка простирается Namib Desert — одна из самых сухих пустынь на Земле.

Судя по книжке, мы могли увидеть по пути к Terrace Bay остатки семи кораблекрушений. С дороги берег просматривается далеко не везде, ответвления в сторону океана встречаются нечасто, как правило, это подъезды к местам рыбной ловли. На участке, пересекающем район алмазных разработок, съезжать с дороги запрещено. Шлагбаум на въезде, записывают номер машины и передают по радио на пост на выезде.

У ворот в парк — офис, где немолодой негр, учившийся, между прочим, в Югославии, крайне неторопливо оформил необходимые нам бумаги. У нас было предостаточно времени для внимательного изучения интерьера. Запылившиеся экспонаты с полувыгоревшими на солнце подписями на пожелтевшей от времени бумаге: растения и насекомые. Плакаты с призывами к поймавшим меченую рыбу присылать метки по приведенному адресу, к мужчинам уважать женщин и пользоваться презервативами… Там же впервые увидели лозунг “No condom, no sex!” Спид в этой стране — существенная проблема.

Обломки «Benguela Eagle»
Обломки «Benguela Eagle»
Обломки «Benguela Eagle»
Обломки «Benguela Eagle»

Нашли только место крушения «Benguela Eagle» в 1975 году (S21°04′58″ E13°33′27″). В Интернете ничего об этой деревянной посудине найти не удалось... Разыскивая остовы кораблей, обнаружили мелководный залив с фламинго, тоже подростками, и бакланами (White-breasted cormorant, Phalocrocorax lucidus).

Краб среди обломков
Краб среди обломков
Фламинго и бакланы (White-breasted cormorant, <i>Phalocrocorax lucidus</i>)
Фламинго и бакланы (White-breasted cormorant, Phalocrocorax lucidus)

Лунный пейзаж: темный песок лежит поверх светлого, разбросанные здесь и там камни с острыми краями могли откуда-то свалиться, но вокруг ни холмика... Пейзаж оживляют только миражи со всех сторон.

Лунный пейзаж
Лунный пейзаж
Мираж
Мираж

Дорога С34 заканчивается, на восток в глубь материка уходит С39, нам на север по D2302, которая и ýже, и хуже. Лагерь Torra Bay в 10 км от развилки закрыт до зимы, еще полчаса ходу — и мы в Terrace Bay, небольшом rest camp, созданном на базе поселка разорившейся компании, пытавшейся найти алмазы в этих местах.

Солянáя дорога
Солянáя дорога
Солянáя дорога
Солянáя дорога

Terrace Вay — всего 10 домиков на две комнаты каждый, восьмикомнатный люксовый дом, где останавливался бывший президент страны Sam Nujoma, столовая, крохотный поселок для обслуги и бензоколонка, чрезвычайно полезная в этих безлюдных местах. Могучий прибой разбивается о берег из крупной гальки. Океан выбрасывает немного водорослей и ракушек, мусора почти нет, плавника нет вовсе, иногда встречаются останки тюленей. После оставленных позади лунных пейзажей зеленая полоска вдоль берега кажется настоящим оазисом.

Атлантический океан
Атлантический океан
Атлантический океан
Атлантический океан

В программе турфирмы значился ланч, но его в это время года не подают ни бесплатно, ни за деньги. Тем более что деньги за наше пребывание заплатить забыли. Но... у нас с собой было! Вяленое мясо, сыр, маслины, красное вино... Что еще человеку надо?!

Вечерняя прогулка
Вечерняя прогулка
Оазис
Оазис

Погулять вдоль океана и выкурить сигару, попивая коньяк в качестве десерта... Даже сильно обшарпанные номера нас не слишком огорчили.

Terrace Bay
Terrace Bay
Дети на фоне океана
Дети на фоне океана

Стайка негритят с деловым видом пошла на берег, прихваченное с собой ведерко говорило о серьезности намерений. Вскоре они вернулись, с трофеями или без, мы не поняли.

Атлантический океан
Атлантический океан
Туманный закат
Туманный закат

Это любимое место рыбаков, как местных, так и приезжих из ЮАР. Высокий сезон здесь на Рождество, места нужно обязательно бронировать. Если вы не рыбак и есть время доехать по С39 до более оживленных мест, то ночевать здесь не имеет смысла.

20 апреля, пятница

Ранним утром до завтрака выехали посмотреть расположенный в 14 км Seal Beach. Через 18 км песчаной дороги не нашли ничего интересного. На обратном пути проверили все ответвления к океану: все та же галька и тот же прибой. Только чуть севернее лагеря взлетно-посадочная полоса...

Вернулись в Terrace Bay, после завтрака оплатили свое проживание, залили полные баки горючего и двинулись обратно на юг. В дельте высохшей реки Uniab осталось несколько небольших водоемов, в которых плавают утки, а на берегах, поросших камышом и зеленой травой, пасутся антилопы: oryx и springbok.

Springbok
Springbok
Дельта Uniab River
Дельта Uniab River

Свернули на С34 на восток, гравийная дорога идет по безжизненной каменистой пустыне, температура за бортом быстро растет. Покинули парк, вскоре появляется трава, а справа, в долине реки Koigab — отдельные деревья. Из животных только страусы.

Первая деревушка: две крохотные собачки гнали куда-то коз, но, увидев машину, быстро согнали их на обочину. Мы остановились сделать фото, четвероногие пастухи тут же погнали своих подопечных через дорогу.

Страусы
Страусы
Козы на выпасе
Козы на выпасе

По мере удаления от океана местность все зеленее. Невысокие деревца растут среди черных камней, чем‑то похоже на молодой сад. Высокие кусты с плодами, похожими на желтые помидоры, усиливают впечатление, есть их, впрочем, не стоит. У растений семейства пасленовых они часто бывают ядовиты. Его название не оставляет сомнений — poison apple (Solanum delagoense).

«Сады» Damaraland
«Сады» Damaraland
Poison apple (<i>Solanum delagoense</i>)
Poison apple (Solanum delagoense)

И вот первый жираф (Giraffe, Giraffa cameleopardalis)! Спокойно пасется, на нас внимания не обращает, местность открытая, обзор хороший, бояться нечего.

Свернули на север на С43, и через полчаса приехали в Palmwag Lodge. При разгрузке машины обнаружили солидную «грыжу» на колесе, пришлось его менять...

Искупались в бассейне, освежились ледяным пивом в баре и поехали на вечерний game drive. Небо не предвещало ничего хорошего, водитель пообещал, что в случае дождя все мы промокнем. К его словам не прислушались... А зря!

Работа есть работа...*
Работа есть работа...*
Грозовое небо
Грозовое небо

Небольшой каньон с озерцом на дне, две веерные пальмы (Real fan palm, Hyphaene petersiana) — они здесь редкость, первые зебры. И первые капли дождя... Мы ни разу раньше не попадали под такой ливень! Гроза, вода стеной, град...

Озерцо в саванне
Озерцо в саванне
Ливень!
Ливень!

Снимать не удается, поскольку водитель судорожными движениями направляет машину на дорогу — его глаза большую часть времени просто закрыты! Дорогу пересекают потоки мутной красной воды, ну, вот мы и в лагере. Вымокшие до трусов, по щиколотку в воде добрели до своих бунгало. Переодевшись в сухое, вчетвером коротали вечер на веранде, согреваясь отменным Brandy de Jerez, привезенным из Франкфурта.

21 апреля, суббота

Выехали после завтрака, через 6 км свернули на уходящую на восток С40. Люди живут в лачугах, крытых чем придется, со стенами из жердей, обитых шкурами.

Жилища аборигенов
Жилища аборигенов
Жилища аборигенов
Жилища аборигенов

Несмотря на бедность, у некоторых домов зеленеет живая изгородь и посажены цветы. Дорога поднимается на Grootberg Paß, каменистая пересеченная местность, покрытая невысокими деревцами. И вдруг мы увидели гепардов (Cheetah, Acinonyx jubatus)! Четверо животных траверсировали склон параллельно дороге, жаль, далековато...

Гепард (Cheetah, <i>Acinonyx jubatus</i>)
Гепард (Cheetah, Acinonyx jubatus)
Гепарды
Гепарды

Местность довольно открытая, видны пасущиеся антилопы: springbok и kudu. Незадолго до нас по дороге прошел слон, всюду кучи свежего влажного навоза.

Kudu
Kudu
Осторожно — слоны!
Осторожно — слоны!

Вот сейчас мы его увидим за поворотом! Но следы его пребывания исчезли, слон куда-то свернул... За перевалом огороженные пастбища, замеченный нами жираф в страхе убежал — фермеры их отстреливают...

Пуганый жираф
Пуганый жираф
Дороги Damaraland
Дороги Damaraland

В Kamanjab пополнили запасы горючего, после чего решили сократить путь, проехав по местным D-дорогам. С одной стороны, экономия 80 км, с другой — вдруг там есть что‑то интересное. Свернули на D3248, через 30 км свернули налево на D2671, еще 6 км и поворот на восток на D2695, которая и привела нас через 92 км к С38, ведущей в Etosha NP. Путь лежит среди огороженных пастбищ, где пасутся бычки и овцы, дорогу перекрывают ворота, которые нужно закрывать за собой. Вокруг покрытые лесом невысокие горы, неожиданно было увидеть в Африке осенние краски.

Доехав до С38, ждем наших спутников, их все нет и нет... Ну, вот и они! Отвалился второй задний амортизатор, его пришлось прикрутить куском проволоки от изгороди...

До поворота на наш Etosha Safari Camp буквально несколько минут. Селимся в огромных палатках со всеми удобствами. Днем из-за жары в них находиться невозможно, закусили снаружи, освежились в бассейне и в 15:30 вчетвером на нашей машине поехали в парк.

Зебры в Etosha
Зебры в Etosha
Зебры в Etosha
Зебры в Etosha

Решили посмотреть его западную часть, все равно завтра выезжать из парка на восток. В 11 км от ворот парка находится крохотный поселок Okaukueho, где есть безнзоколонка. Поселок огорожен, ворота на ночь закрываются. От него до самого восточного водоема Ozontjuitji m’Bari 72 км гравийки. Около самой дороги многочисленные зебры: одни просто пасутся, другие предаются «телячьим нежностям», да так самозабвенно, что их чуть не бампером нужно подталкивать... Доехали до симпатичного пруда с голубой водой, увы, никто к нему не пришел этим вечером утолить жажду. Легли на обратный курс.

Антилопа гну (Brindled gnu, <i>Connochaetes taurinus</i>)
Антилопа гну (Brindled gnu, Connochaetes taurinus)
Ушастая лиса (Bat-eared fox, <i>Otocyon megalotis</i>)
Ушастая лиса (Bat-eared fox, Otocyon megalotis)

Антилопы гну (Brindled gnu, Connochaetes taurinus), kudu, springbok, а также мелкие хищники: шакалы, ушастые лисы (Bat-eared fox, Otocyon megalotis) и африканский кот (African wild cat, Felis silvestris) — он сначала чуть не бросился нам под колеса, затем одумался и некоторое время размышлял на обочине, куда же ему податься, — за это время мы успели его рассмотреть.

Springbok
Springbok
Springbok
Springbok

Много страусов, один из них стал перебегать через дорогу, экстренное торможение... У страуса тоже! Птицу занесло, из под когтей на машину полетели пригоршни гравия, уфф!, он цел и как ни в чем не бывало трусит по обочине. Цесарки, дрофы другого вида (Northern black korhaan, Eupodotis afraoides).

Первый слон
Первый слон
Дрофа (Northern black korhaan, <i>Eupodotis afraoides</i>)
Дрофа (Northern black korhaan, Eupodotis afraoides)

Вдруг на обочине увидели слона (African elephant, Loxodonta Africana), он шел вдоль дороги всего в нескольких метрах от нее. Наконец-то! А то уже неделю ездим по Африке и ни разу не видели...

Вернулись в вечерних сумерках. Джин-тоник и ужин в виде буфета.

22 апреля, воскресенье

Выехали рано и сразу за воротами в парк разделились по интересам: наши спутники на заправку, мы же поехали обследовать южную часть парка.

Буш будто вымер, только редко-редко мелькнет вдали антилопа или зебра... А мы все колесим по грунтовым дорогам с многочисленными лужами в глинистых берегах. Наше упорство было вознаграждено: вдали на открытой равнине пасется слон.

Слон в утреннем свете
Слон в утреннем свете
Птица-секретарь (Secretary bird, <i>Sagittarius serpentarius</i>)
Птица-секретарь (Secretary bird, Sagittarius serpentarius)

Воспользовавшись изгибом дороги, подъехали к нему поближе. Расстояние большое, но в бинокль видно отлично, а мощный объектив позволяет снимать без штатива. Не успели зачехлить «дальнобойку» — новый объект: гигантская птица мерно идет по степи. Позже, сверившись с имевшейся у нас книжкой, поняли, что это была птица-секретарь (Secretary bird, Sagittarius serpentarius).

Страус
Страус
Дрофа (Kori bustard, <i>Ardeotis kori</i>)
Дрофа (Kori bustard, Ardeotis kori)

Заправившись в Okaukueho, поехали по С38, регулярно съезжая на by‑passes и сворачивая к обозначенным на карте колодцам. Редкие антилопы, страусы, дрофы гуляют в высокой траве, на кустах вдоль дороги сидят яркие сизоворонки (Racket-tailed roller, Coracias spatulatus).

Сизоворонок (Racket-tailed roller, <i>Coracias spatulatus</i>)
Сизоворонок (Racket-tailed roller, Coracias spatulatus)
Водоем Salvadora
Водоем Salvadora

У водоема Salvadora довольно зелено, участки открытой воды, с холма хороший вид на Etosha Pan. В парке много хищных птиц, нам довелось увидеть и опознать по фотографии орла (Tawny eagle, Aquila ropax) и ястреба-тетеревятника (Southern pale chanting goshawk, Melierax canorus).

Ястреб-тетеревятник (Southern pale chanting goshawk, <i>Melierax canorus</i>)
Ястреб-тетеревятник (Southern pale chanting goshawk, Melierax canorus)
Орел (Tawny eagle, <i>Aquila ropax</i>)
Орел (Tawny eagle, Aquila ropax)
Kudu
Kudu

Коллекция увиденных в этом путешествии животных пополнилась также тремя видами антилоп: совсем маленькие duiker (Common duiker, Sylvicarpa grimmia); знакомые нам по ЮАР impala (Aepyceros melampus), похожие на springbok; внущительных размеров hartebeest (Alcelaphus buselaphus), а также новым видом дроф (Kori bustard, Ardeotis kori).

Hartebeest (<i>Alcelaphus buselaphus</i>)
Hartebeest (Alcelaphus buselaphus)
Common duiker, (<i>Sylvicarpa grimmia</i>)
Common duiker, (Sylvicarpa grimmia)

Наши спутники встретили стаю полосатых мангустов (Banded mongoose, Mungos mungo). Место встречи Halali: лагерь, находящийся в стадии реконструкции, заправка и магазин c отличным ледяным сидром Hunters... Обменялись впечатлениями и разъехались наматывать километры.

Impala (<i>Aepyceros melampus</i>)
Impala (Aepyceros melampus)
Сосунок
Сосунок

Первым делом съездили, по рекомендации наших спутников, к водоему Goas, там кипит жизнь, множество зебр и антилоп (impala, gnu, kudu...), темно-синие скворцы (Pale-winged starling, Onychognathus nabouroup) сидят на ветках акации.

Водоем Goas
Водоем Goas
Водоем Goas
Водоем Goas

Затем проехали 32-километровый by-pass: вокруг высокий кустарник, и увидеть кого-либо можно только у самой дороги. Антилопы, птицы... Но нет, жирафа видно даже в высоком кустарнике! Километрах в пяти от большой дороги — жираф, затем еще три.

Жираф на фоне Etosha Pan
Жираф на фоне Etosha Pan
Цесарки (Helmeted guineafowl, <i>Numida meleagris</i>)
Цесарки (Helmeted guineafowl, Numida meleagris)

По большой дороге вернулись на запад к петле, обозначенной “Etosha”. Дорога проложена по дну высохшего озера, позволяя посмотреть его берега, как бы с «воды». Проложена, это громко сказано, в любом направлении можно ехать даже на легковой машине. Судя по отсутствию следов на песке, правила здесь уважают.

Etosha Pan
Etosha Pan
Мираж над Etosha Pan
Мираж над Etosha Pan

Дальнейший путь на восток выбрали вдоль берега, через Okerfontein, и правильно сделали! От него и до самого выезда из парка жирафы повсюду! И не только жирафы, но и зебры, и антилопы. Хотя в Намибии водится только один подвид жирафов, их окрас заметно отличается — встречаются очень темные особи. Перед выездом из парка одна impala чуть не попала под колеса, мы резко тормозили, а животное выпрыгнуло из «мертвой зоны», ударило копытцами по «кенгурятнику» и отпрыгнуло далеко на обочину. Двух жирафов пришлось чуть не бампером с дороги сгонять.

Ревущий жираф
Ревущий жираф
Разные расы
Разные расы

В 36 км от парка С38 заканчивается, нам по B1 на юг — отличный асфальт, позволяющий идти 140—150 км/ч, чем мы и не преминули воспользоваться — хотелось побольше проехать засветло. Все равно на D3022, ведущую к Guest Farm Ghaub, свернули уже в темноте — Намибия большая страна...

Красная дорога в обрамлении зелени, в лучах фар мелькают летучие мыши, горят глаза стоящих на обочинах kudu. Заяц (Shrub hare, Lepus saxatilis) выскочил на дорогу и не сразу догадался с нее удрать. Кабан (Warthog, Phacochoerus africanus) бежит по обочине рядом с машиной, ему непременно нужно перебежать нам дорогу.

Прекрасный номер на бывшей ферме. К нашему удивлению, здесь ждали четверых гостей! Африканская турфирма не выдала ваучер нашим спутникам (это уже вторая ошибка!), и они остались ночевать в Tsumeb. На ужин жареная курица, полагаем, здесь же выращенная, овощи c огорода рядом с reception. На краю стола поставили кастрюльки с добавкой курицы и гарнира. Все очень по‑домашнему. Тихий вечер, легкий ветерок, крики филина (Verreaux’s eagle owl, Bubo lacteus)…

23 апреля, понедельник

Утро встретило птичьим пением и мычанием коров. Позавтракали, погуляли по ферме: замечательные старые деревья, стены из 2-метровых кактусов, много красноклювых птиц-носорогов (Red-billed hornbill, Tockus erythrorhynchus). Смыли глину с фар и лобового стекла, залили освободившиеся канистры водой из-под крана.

Ферма Ghaub
Ферма Ghaub
Птица-носорог (Red-billed hornbill, <i>Tockus erythrorhynchus</i>)
Птица-носорог (Red-billed hornbill, Tockus erythrorhynchus)

Выехали поздно — в 9:00 — после звонка наших спутников из Grootfontein. В 2 км от фермы свернули на D2863 — красная гравийная дорога в коридоре кустов и высоких трав, вокруг поросшие лесом горы Otaviberge. Регулярно открываем и закрываем за собой ворота в оградах, разграничивающих разные владения. Молодые бычки стоят на дороге, приходится сигналить и чуть не подталкивать бампером самых медлительных. Дикие свиньи, в отличие от них, убегают с невероятной скоростью, еще издали услыхав звук мотора. Похоже, на них здесь активно охотятся. Удивительный рыжий окрас животных в этой местности объясняется цветом грязи в лужах на обочине. В отличие от них, kudu спокойно пасутся, не обращая внимания на автомобили.

Убегающие кабаны (Warthog, <i>Phacochoerus africanus</i>)
Убегающие кабаны (Warthog, Phacochoerus africanus)
Дорога B8
Дорога B8

За перевалом дорога идет по широкой долине между огороженными пастбищами, встречаются поля кукурузы. В Kombat свернули на асфальтированную B8N, которая через полсотни километров привела нас в Grootfontein. Встретили наших спутников, заправили машину, пополнили запасы воды, пива и вина. Сидра, увы, найти не удалось...

В 53 км севернее этого городка на восток уходит дорога на Tsumkwe. Литературные данные говорят об отсутствии горючего в этом региональном центре Bushmanland, и хотя в Grootfontein нам эту информацию подтвердили, мы не поверили, что люди ездят заправляться за 273 км... Для нас это имело практическое значение, поскольку 130 л бензина у наших спутников могло не хватить на обратный путь.

Прямая как стрела гравийная C44 позволяет ехать весьма быстро, но топливо нужно экономить, поэтому держим 100—105 км/ч. На сверкающей на солнце белоснежной дороге часто можно увидеть красные или коричневые конусы высотой до 20 см — термиты пытаются освоить и эту территорию. Наезжать на них не советуем — они твердые как камень. По сторонам дороги кустарник и деревья, среди которых встречаются веерные пальмы. Пара жирафов в начале пути, изредка дорогу перебегают разные антилопы и цесарки.

Проехали Tsumkwe, по которому толпами бродят бездельные жители. Наша цель — Nhoma Camp, в ваучере указано: “C44, 225km East of B8”. Доехали до 228 км по одометру — километровых столбов на этой дороге нет. Ни указателей на наш лагерь, ни каких-либо признаков присутствия человека не видно... Позвонили со спутникового телефона на номер, указанный в ваучере, и выяснили, что едем не туда! И вот мы снова в Tsumkwe, где в одноименном лодже встретили Estelle Oosthuysen. Они с мужем управляют и, полагаем, владеют единственным в радиусе 250 км приличным отелем. Возможно, эта семья и есть все белое население этих мест. Оказалось, что наш лагерь находится в 80 км отсюда, около деревни Nhoma, и ее муж Arno давно уже ждет нас...

В Tsumkwe есть топливо!
В Tsumkwe есть топливо!
Вопрос с топливом также решился просто — с осени прошлого года администрация наладила его поставки в поселок. Бензоколонка работает с 11:00 до 15:00, затем электроэнергию отключают (дают остыть дизелю), и снова включают в 17:00, не знаем до скольких... Мы подъехали как раз к закрытию... Разговоры с заправщиком ни к чему не привели. В Африке, как, впрочем, и везде, есть смысл говорить только с людьми принимающими решения, а не с исполнителями.

В пустынном здании администрации большой плакат с портретами членов правительства, все принадлежат к одному этническому типу. Народ овамбо — самый многочисленный в стране (~60 % населения), а в Африке люди голосуют не за партии, а за соплеменников.

Здесь уже не только ставший привычным плакат “No condom, no sex!”, но и коробка с бесплатными презервативами.

Сидевший в офисе клерк изъяснялся на отличном английском. Узнав, что у нас впереди дальняя дорога, сказал, что все можно решить и попросил прислать к нему заправщика. Дизель загудел, генератор дал ток, топливо потекло в баки...

Маленькие бушмены
Маленькие бушмены
Бушменская хижина
Бушменская хижина

Поехали обратно на запад, свернули на север на D3302 (на карте опечатка: D3312). Вскоре бушменская деревушка — жители стоят вдоль дороги, машут руками, похоже, приветствовать чужеземцев вышло все население. Через 40 км указатель “Nhoma”, куда и свернули. Узкая дорога среди кустарника, скребущего бока машины, глубокий песок, переходим на 1-ю передачу. Еще немного — и мы в лесу на окраине бушменской деревушки. Соломенные хижины, нас окружили детишки, убежавшие, как только мы вышли из машины. Нет, это не то место! Развернулись и поехали обратно. Идущие навстречу люди машут руками и указывают, где лагерь... Верится с трудом, дорога такая же узкая и труднопроходимая... «Если увидим белого человека, то поверим, что это наш лагерь!» Очередной поворот, и вот он, бородатый белый человек! Гостеприимно машет руками, показывает, где лучше запарковаться. Приехали еще засветло.

Наша палатка в Nhoma Camp
Наша палатка в Nhoma Camp
Наша палатка в Nhoma Camp
Наша палатка в Nhoma Camp

После ужина, приготовленного на углях, пошли в деревню смотреть olifant dance, который танцуют у костра под пение женщин мужчины-охотники. Песня за песней, нам, не понимающим слов, они кажутся одинаковыми... Голые мускулистые ягодицы танцоров ритмично вздрагивают, при этом все тело почти неподвижно... Как бы внедрить такой танец в дамских fitness clubs…

Зрители
Зрители
Olifant dance
Olifant dance

Ночлег в палатке, стоящей в крытом соломой жердяном сарайчике без передней стенки. Все удобства: душ, рукомойник и туалет — расположены за задней стенкой палатки. Горячую воду греют в котле на дровах, освещение — фонари на аккумуляторах.

24 апреля, вторник

Ранним утром перед рассветом слушали пересвисты сыча (Pearl-spotted owlet, Glaucidium perlatum). Легкий завтрак, и Arno поехал показывать нам короткую дорогу в парк.

Дорога в Khaudom NP
Дорога в Khaudom NP
Снова кусты скребут по бокам машины, дорога хорошая, но очень узкая. Заметили обезьяну (Vervet monkey, Cercopithecus pygerythrus), быстро скрывшуюся в зарослях.

Показав пару ключевых мест, где легко сбиться с пути, Arno уезжает, и мы едем в Khaudom NP.

Дорога проложена то среди густого колючего куcтарника, то по саванне с высокой травой и редко растущими родезийскими ясенями (Wild seringa, Burkea africana).

Пересекли низину, в мягком грунте которой слоны вытоптали огромные ямы, скоро ответвление дороги к парку. Мы его не заметили, пришлось возвращаться, GPS и хорошая карта помогли довольно быстро найти правильный путь.

Родезийские ясени (Wild seringa, <i>Burkea africana</i>)
Родезийские ясени (Wild seringa, Burkea africana)
Саванна
Саванна

Дорога сначала идет вдоль Tsoanadon Omuramba, где регулярно встречаются открытые водоемы, от одного из них неспешно удалялся утоливший жажду слон. Слово «omuramba» пришло из языка гереро, им называют древние русла рек, которые тысячи лет назад текли круглый год с возвышенностей Намибии в низины Ботстваны. Сейчас климат стал суше, и вода сочится под слоем песка, изредка выходя на поверхность. После сильных дождей некоторые их участки превращаются в настоящие реки, но мы такого не видели.

Слон, идущий с водопоя
Слон, идущий с водопоя
Слон, идущий с водопоя
Слон, идущий с водопоя

Около Tsoanafontein стоит наблюдательная вышка, подобные сооружения оказались у всех отмеченных на карте водоемов. Никто не пришел на водопой, что не удивительно — около недели назад прошел дождь, и воды в буше хватает. Только долгоногие зуйки (Black-winged stilt, Himatopus himantopus) и пигалицы-кузнецы (Blacksmith lapwing, Vanellus armatus) отдыхали на крохотном островке, хорошо унавоженном слонами.

Долгоногие зуйки (Black-winged stilt, <i>Himatopus himantopus</i>) и пигалицы-кузнецы (Blacksmith lapwing, <i>Vanellus armatus</i>)
Долгоногие зуйки (Black-winged stilt, Himatopus himantopus) и пигалицы-кузнецы (Blacksmith lapwing, Vanellus armatus)
Долгоногий зуёк в полете
Долгоногий зуёк в полете

В Sikereti Camp собирались оформить свое пребывание в парке, но в лагере никого не оказалось. Поехали на север к водоему Soncana, около которого находится развилка: одна дорога ведет на север к Khaudom Camp, вторая, более длинная, позволяет увидеть восточную часть парка. Никакой живности на водопое не было, свернули на восточную дорогу.

Остатки указателя
Остатки указателя
Сухой песок позволяет идти только на 2-й передаче, порой приходится переключаться на 1-ю. Скорость 20—25 км/ч, но кажется, что едешь быстро. Иногда дорога завалена упавшими деревьями, самое маленькое убрали, остальные объехали по кустам — машина позволяет проехать почти везде. Кирпичный указатель на Baikiaea разрушен слонами. Любопытству этих огромных животных могут противостоять только бетонные пирамидки (и то не всегда), на которых стрелки и надписи сделаны краской. Все менее прочное и тяжелое слоны непременно сломают или опрокинут.

На водоеме пустынно, поехали дальше. Каково же было наше изумление, когда появились два встречных внедорожника — еще один конвой, колесящий по парку.

Дальше дорога идет по долине Nhoma Omuranba, в сезон дождей она может быть непроходима. На участке между Tari Kora и Leeupan встретили слона, который решительно ушел по широкой слоновьей тропе — полагаем, ему не понравился запах бензина, ветер дул от нас. Сильный запах тревожил наших спутников уже не один час, и мы несколько раз безуспешно пытались отыскать течь в топливной системе. Через некоторое время, ко всеобщему удовольствию, машина газить перестала. Везде свежий навоз, животные пользуются дорогами, но, похоже, уходят, услыхав шум моторов.

Слоны на Leeupan
Слоны на Leeupan
Слоны на Leeupan
Слоны на Leeupan

Небольшой водоем Leeupan порадовал четверьмя слонами, пришедшими на водопой. На этот раз мы были с подветренной стороны. Слоны нас сразу заметили и внимательно следили за нашим перемещением. Убедившись, что мы не приближаемся, животные успокоились. Они спокойно пили воду и, утолив жажду, радостно поливали себя жидкой черной грязью.

На севере парка чаcто встречаются тик (Zambezi teak, Baikiaea plurijuga) с исключительно твердой древесиной и ложный мопане (Large false mopane, Guibourtia coleosperma) — раскидистое дерево с ярко-красными съедобными плодами.

Еще час с небольшим тяжелых песков, и мы выезжаем на дорогу с твердым грунтом, по которой за 10 минут доезжаем до Khaudom Camp. Платим деньги за пребывание в парке. Кроме нас в лагере никого. Выбрали лучшее место для ночлега — довольно чистый сарайчик, куда мы принесли недостающую пружинную сетку и стол для ужина.

25 апреля, среда

Жестковатые сетки скрипят при каждом движении, какое-то мычание в долине внизу, под утро пение птиц...

Team work
Team work
Завтрак похож на ужин: колбаса, сыр, маслины, южноафриканское вино... Пошли на юг по короткой дороге.

Все тот же тяжелый песок, все те же ветки, скребущие бока машины... Не доезжая Dussi, снова встретили уже знакомый конвой. Похоже, только четыре экипажа колесят по парку...

После водоема Omuramba встретили трех слонов: один пошел, полагаем, к нему, путь двух других удалось проследить до другого пруда — Shambi, где они, напившись воды, стали поливать себе грязью.

Около Tsoanafontein очередной слон, по берегам водоема сидят грифы (Lappet-faced vulture, Torgos tracheliotus), регулярно видим птицу-секретаря.

Слон на Shambi
Слон на Shambi
Грифы (Lappet-faced vulture, <i>Torgos tracheliotus</i>)
Грифы (Lappet-faced vulture, Torgos tracheliotus)

У нашей машины умер передний амортизатор, и она стала игриво раскачиваться на кочках. Высокая трава и ветки кустарника содрали с машин мелкие декоративные детали: молдинги, боковые поворотники — зачем все это украшательство у внедорожника? Борта и крыша исцарапаны, из моторных отсеков извлекли по небольшому стожку сена...

Гриф в полете
Гриф в полете
Грифы на дереве
Грифы на дереве

В Nhoma Camp вернулись около 15:00. Нас позвали посмотреть, как бушмены будут добывать мед, найденный в буше.

Дороги Khaudom
Дороги Khaudom
Дороги Khaudom
Дороги Khaudom

Аборигены нашли гнездо, следя за полетом пчел... В чем-то похоже на Винни-пуха. Старое дерево (Silver terminalia, Terminalia sericea) с пустым стволом, узкий вход у основания сухой ветки закрыт прополисом, оставлено отверстие, позволяющее пролезть насекомому.

У основания сухой ветки вход в пчелиное гнездо
У основания сухой ветки вход в пчелиное гнездо
Даже твердая древесина Silver terminalia (<i>Terminalia sericea</i>) не устоит перед стальным топором
Даже твердая древесина Silver terminalia (Terminalia sericea) не устоит перед стальным топором

Туземец топором, выкованным из автомобильной рессоры, рубит твердое дерево до полости. Все слушают, откуда идет гул: выше или ниже... Выше. Снова удары топора, и вот он — мед диких пчел. У этих насекомых нет ядовитого жала, и единственная их защита спрятать подальше продукт своего труда... Мед скорее похож на кленовый сироп, много кисло-сладкой пыльцы. Полакомившись, бушмены старательно закрывают проделанные дыры щепками и корой. Запасы диких пчел невелики, но к ним можно приходить раз за разом. Мы ожидали, что часть меда отнесут в деревню детишкам, но кроме нас об этом никто не подумал...

Arno угощает
Arno угощает
Дикий мед
Дикий мед

Нам показали куст (Violet tree, Securidaca longepedunculata), корни которого, источающие сильнейший запах метилсалицилата, бушмены используют в качестве средства от зубной боли.

Nhoma — бушменская деревня
Nhoma — бушменская деревня
Кузнечные меха
Кузнечные меха

Вечер в деревне. Меха из дерева и шкур позволяют обрабатывать железо, но, похоже, его уже давно никто не выплавляет. Проще отковать, найденные «следы белого человека»: обломки машин, проволоку заборов и т.п. Кузнечное ремесло сюда принесли негры, пару столетий назад пришедшие с севера.

Отравленная стрела
Отравленная стрела
Население деревни состоит из двух семей, включая детей, внуков и правнуков, всего 120 душ. Иерархии практически нет, как и нет почти никакой собственности — все имущество при откочевке нужно унести с собой. Старейшине уже за 80, симпатичный седоватый, с заметным брюшком. Обладатели живота здесь, как и во многих других странах, пользуются уважением как люди солидные и состоятельные. Средняя продолжительность жизни 46 лет, что гораздо лучше, чем в соседних странах, пораженных СПИДом. Около половины населения — дети, большинство женщин на разных стадиях беременности. Главные причины смертности: недоедание, туберкулез и малярия. У бушменов строгая экзогамия — сыновья уходят искать себе жен в другие деревни, дочери остаются с родителями.

Аборигенам разрешено охотиться традиционными методами. Небольшие луки позволяют стрелять всего на 20—25 м, но отравленная стрела способна убить жирафа! Правда, не быстро, и раненое животное может уйти на десятки километров. Яд получают из личинок жука Diamphidia nigroornata, которые в коконе ждут превращения в куколку в течение нескольких лет, что позволяет бушменам выкапывать их из песка под кормовым растением — бальзамовым деревом (Commiphora angolensis) в любое время года. В случае удачной охоты на крупную дичь к месту ее гибели на время откочевывает вся деревня. Часть добычи съедают на месте, остальное мясо вялят на солнце, нарезав на тонкие полоски.

В основании этой былинки
В основании этой былинки
...изрядный корнеплод
...изрядный корнеплод

В дальний путь по бушу туземцы не берут с собой воду, там, где нет источников, они находят растения, запасающие воду в корнеплодах. Нам показали одно из них: невзрачная былинка, трудно предположить, что под землей находится небольшая «дыня»...

Почти кокосовое молоко, только горчит
Почти кокосовое молоко, только горчит
Вьется веревочка...
Вьется веревочка...

Ножом из нее делают стружку, из которой выжимают мутноватую, горьковатую, пригодную для питья жидкость, — чем-то похоже на получение кокосового молока.

Роется ямка...
Роется ямка...
Ловушка готова!
Ловушка готова!

У нас на глазах из листьев агавы (Sansevieria aethiopica) были получены волокна, свита веревка и изготовлена ловушка для птицы. На все ушло несколько минут. Добыть огонь трением также оказалось делом недолгим...

Team work
Team work
Огонь добыт!
Огонь добыт!

На ужин — жареное на углях мясо kudu, исключительно вкусно! Откуда? Оказалось, Намибия — редкая страна, где дикие животные на территории фермы являются собственностью ее хозяина. В бывшей метрополии, ЮАР, они — собственность государства, и фермеры стараются их истребить, чтобы те не составляли конкуренцию домашнему скоту. Здесь же на дичь охотятся и приезжие туристы, и сами фермеры. Мясо продают в магазинах, подают в ресторанах и даже экспортируют в Европу, где, заказывая оленину (venison), весьма вероятно получить блюдо из мяса kudu...

Ошибка: файл иллюстрации picture_namibia_2304.jpg" не найденВечерняя сигара, долгий разговор с Arno... Он раньше работал гидом по Ботстване, его будущая жена Estelle — частным пилотом. После рождения дочки стало ясно, что разъездной характер работы родителей не дает им возможности заниматься ее воспитанием. В Tsumkwe они уже 14 лет, возможно, это единственные белые жители Bushmanland. На мой вопрос, кто они: сотрудники государственного учреждения или бизнесмены, Arno ответил, что они — энтузиасты, а бизнес помогает им быть таковыми. Бизнес состоит в снабжении разного рода лагерей всем необходимым и обслуживании путешественников в Tsumkwe Lodge. Доходы от деятельности открытого в 2003 г. лагеря, где мы остановились, используются для нужд этой бушменской деревушки. Пробурена скважина, обеспечивающая туземцев водой, организована школа, пока только начальная (3 года). Разрешение на ее открытие было получено после 4 лет волокиты, работает она первый год. Дети живут при школе, их бесплатно кормят.

Бушменов пытаются адаптировать к современной жизни, что отнюдь непросто. Зачем работать за деньги, которые в буше просто кусочки раскрашенной бумаги? После того, как в деревне был построен магазин, торгующий элементарными товарами, появился интерес к деньгам...

Альтернатива — магазин в Tsumkwe в ~60 км пешего хода, от него пытаются оградить: там алкоголь, там местные женщины, то есть угроза занести СПИД в эту глушь. Как и многие другие народы, живущие охотой и собирательством, бушмены неустойчивы к спиртному и делятся на непьющих и алкоголиков. Это проблема не только северных народов...

26 апреля, четверг

Легкий завтрак, залили в баки привезенное Arno горючее. На обратном пути хотели сфотографировать термитники на дороге, но от них не осталось и следа — поработал грейдер.

Дорога на Windhoek
Дорога на Windhoek
Дорога на Windhoek
Дорога на Windhoek

В Grootfontein уже нормально работает мобильная связь, забронировали гостиницу, дозаправили машины, и дальше прямая дорога B1 до столицы. Приехали засветло, свой Kalahari Sands Hotel — одно из самых высоких зданий в городе — нашли легко. Сдали машины, но город не располагал к вечерним прогулкам. Все магазины закрываются в 17:00, ни баров, ни кафе. В ресторане при отеле только буфет, a la carta не предусмотрено...

27 апреля, пятница

Утро посвятили поиску подарков и сувениров. Удачной находкой оказался старинный барабан с замечательным звуком.

Windhoek
Windhoek
Windhoek
Windhoek

Ближе к вечеру получили претензии за ободранные машины, оплатили нанесенный ущерб, и в аэропорт.

В аэропорту стали счастливыми обладателями пачки намибийских долларов (возврат НДС), которые и привезли в Москву...



Copyright © 2004-2019 "Yuko-travel" - заметки путешественника
Design & Programming © 2004-2019 Studio "Cherry-Design"